16:05 

SofiaSain
Ты будешь лежать пеплом десять тысяч лет, питаясь только ветром.
Если что, то во всем виновата Хэк - это был ее заказ. Она хотела, чтоб в одном фике Бишоп был оборотнем, и чтобы там был Андерс из второго ДрагонЭйджа и что-то про таверну и на мое усмотрение. И вот что получилось.

«Вот с-сука… Твою же…»
Мысли оборвались новым приступом боли. Следопыт уже третью неделю не мог простить себе своей собственной идиотской безалаберности. Такое ощущение, что долгие годы опыта не пошли ему впрок, словно какому-то деревенскому дураку.
Нет, он бы не чистил себя так при других обстоятельствах – его промысел небезопасен и он не раз бывал покусан умирающим зверьем. Но никогда в его жизни не случалось такого, чтобы рана не затягивалась столько времени. А если учесть, что на нем все как на собаке заживало, то это было еще страннее.
Третью неделю кусок выдранной из руки кожи и мяса продолжал кровоточить, а не задетые благодаря слепой удаче вены радовать глаз своей сизой оболочкой.
Конечно, он догадывался, что это означает, но даже он… даже он, реалист и пессимист до мозга костей, не хотел верить в то, что на этот раз он настолько крупно подставился.
Не хотел верить, не хотел даже думать об этом и вот… наконец-то его рана затягивается. Вместе с жжением в глотке, ужасающей болью в костях, эта рана затягивается на глазах, оставляя лишь вытянутый шрам.
Глаза горят и в глотке сухо. Голова почти не варит, как при лихорадке. Он видит свою цель – выделяющуюся огнями таверну. Он чувствует, что получит там то, чего хочет. Он еще надеется, что он хочет просто эля. Побольше. Много, так, чтобы убить этот сушняк и наполнить брюхо за край, чтобы ничего не хотелось. Крови и плоти не хотелось?..

Андерс с любопытством оглядывал это место. И ведь вроде бы все как всегда! Почти как в родном мире. Это было удивительно.
Маг не считал возможным вмешиваться в местные дела, только стоять в уголке, рассматривая чуждый мир. Но то, что он видел, наполняло его сердце и грустью и радостью. Здесь магия не была запрещена! Но и Тени он не чувствовал, кроме той, что была привязана к нему самому и должна была увести его домой. Здесь магия была другой, и люди не скрывали ее. Это было не справедливо. Одному миру такие мучения, а другому такая легкость…
Его размышления прервала громко хлопнувшая рядом дверь. Вошедший, одетый в добротную, но грязную одежду мужчина немного постоял, бессильно опираясь на дверь, но после взял себя в руки и закрыл ее изнутри на задвижку.
Андерс подивился – не хозяин же он, чтобы так распоряжаться. От мужчины пахло свежей кровью. Весь рукав справа был пропитан кровью. Зелий у них нету здесь, что ли? Или этому не по карману?
А ведь красивый мужик – странно, что бедняк. Обычно молодые и здоровые люди с такой яркой внешностью не бедствовали. Природное осознание собственной уникальности и своей цены, если можно так выразиться, не позволяло таким опускаться до ковыряния в грязи в поисках брошенной монетки. Оборванец, но с хорошим оружием и в добротной одежде… что-то вроде их долийцев, может быть? Охотник? Лесник? Да еще и болен. Яркие глаза (в своем мире Андерс тут же подумал бы, что мужчина одержимый) были обведены темными кругами а сама кожа век покраснела почти до бурого цвета. Мужчина держался двумя руками за косяк, оглядывая зал.
Хмурый здоровяк с дубинкой ринулся к наглецу, желая открыть дверь и вышвырнуть того, кто так эффектно появился. Суровый мир. Больным надо помогать, а не выкидывать умирать на улицу. Хотя, надо признать, что и мир Андерса этим грешит не меньше. Маг приложился к своей кружке эля, наблюдая за представлением.
Рыжий мужчина тяжелым взглядом поглядел на вышибалу, в коротком жесте оскалив по-звериному зубы. Даже его губы подрагивали, как бывает с раздраженными животными. Он передернул плечами, словно его бьет внутренняя дрожь, и Андерс с изумлением услышал звук треснувшей кости. Мужчина поднял руку, желая сложить пальцы в кулак, но они лишь изогнулись неправдоподобно, с хрустом, сложившись во что-то, отдаленно напоминающее растопыренные когти. Андерс вздрогнул. Мужчина… не издавал ни звука и не менялся в лице, так же глядя на остановившегося в нерешительности здоровяка, пока его кости ломались с оглушительным звуком. А в наступившей тишине это было именно громко.
А потом Андерс не мог ничего поделать. Да и не хотел. Не его – дело. Не его мир – не его дело. Хоть и неприятно.
Мужчина, его ровесник, худощавый и не слишком сильный, разрывал чужую плоть голыми руками, совершенно не обращая внимания на крики ужаса, но быстро улавливая и пресекая попытки сбежать. И вот, наконец, никого живого в залитой кровью таверне, а на Андерса – последнего – смотрит зверь, а не человек.
Фигура его изломана, но он прекрасно владеет своим изменившимся телом. Он не произносит слов, но рычит оглушительно. И вот, он стоит перед последним выжившим.

Бишоп смотрит на парня, который едва ли старше него самого. Блондин в вычурной птичьей куртке глядит на него с любопытством, словно наслаждается его болью. Тварь. Странно лишь то, что его плоть ничем не пахла. Поэтому он его до сих пор не заметил. Приведение он, что ли?.. Не важно, если его тоже можно разорвать на части и почувствовать теплый, металлический запах крови не глубоко в носу, а где-то там… в мозгу…
- Привет. Больно, должно быть.
Издевается, дрянь. Бишоп медленно идет в его сторону. Это ему даже понравилось – медленно подходить, видеть нарастающий ужас. Хм…
Но этот не боится, нет, хоть Бишоп и видит долю здравомыслящего опасения. Парень продолжает:
- Остановись. Я могу попробовать помочь. Я маг.
Маг… магов нужно убивать быстро и наверняка. Нельзя ранить. А если ранил – убей немедленно. И уж тем более нельзя дать раненному магу сбежать.
Прыжок оборотня стремителен и даже незаметен человеческому глазу. Но магия из другого мира не такая. Не такая, неожиданная. Волна энергии с фиолетовым всполохом отбрасывает Бишопа к противоположной стене, выворачивая его всего от боли и встряски. Когда зрение возвращается, блондина в петушиных перьях уже нет.
Волк воет, купаясь в чужой крови и на много миль вокруг его никто не слышит, а те кто слышат… боятся.

Андерс искоса и незаметно поглядел на вновь пришедших. Две девушки, гном и…
Маг даже поперхнулся. Рыжий мужчина, примерно одного с ним возраста, с глазами яркими, как у одержимого. Достаточно красивый, чтобы это бросалось в глаза даже представителям его собственного пола. Один-в-один тот самый… зверь-человек из видений прошлого. Тот самый убийца, чьи кости ломались у него на глазах. Точь-в-точь. Он. Человек из другого мира.
И, как и тогда, он пахнет кровью.
Андерс ошеломленно, пристально смотрит на гостя, а тот протягивает руку, пытаясь изобразить дружелюбие, но не в состоянии сделать что-то со своим холодным, равнодушным, да и откровенно злым взглядом:
- Гаррет Хоук, это мое имя. Я ищу Серого Стража.
Сзади раздается удивленное:
- Гаррет… Хоук?
Рыжий поворачивается к говорившей женщине, пристально глядя на нее. А та смотрит на него с изумлением:
- Епископ?
Желтоглазый мужчина кивает, резко спрашивая у ферелденской беженки:
- Моя армейская кличка, да. Кто ты?
Андерс моргает… странный день. И что им нужно именно от Серого Стража?..

@темы: творчество сообщников, фанфики

Комментарии
2013-08-05 в 22:39 

FeAtona
:hlop::hlop::hlop:
Это... странная идея)))
Замечательное исполнение, большое спасибо за такое произведение, приятно читать):white::red:
Никогда не задумывалась, что Епископ и Хоук чем-то похожи

2013-08-05 в 23:03 

SofiaSain
Ты будешь лежать пеплом десять тысяч лет, питаясь только ветром.
FeAtona, спасибо)) :inlove:
Никогда не задумывалась - это я для "красного словца" - гармоничного завершения, но сама довольна :)

     

Neverwinter Nights 2

главная